$
 10830.17
-16.91
 11391.17
-19.96
 203.96
0.07
weather
+38
Вечером   +23°

Множественные миры Гамлета: Евгений Миронов впервые вышел на сцену в Ташкенте

главная Миронов

Быть или не быть? Вопрос из «Гамлета» Евгений Миронов на сцене Государственного академического Большого театра Узбекистана имени Алишера Навои произносит в своей особенной манере. Да и сам текст, непомерно стилистически тяжелый, звучит легко, без пафоса и нарочитых перегибов. Трагедия Шекспира в прочтении Евгения Миронова становится максимально реалистичной.

В этот день он был Гамлетом, Призраком и Полонием, королем и королевой, Лаэртом и Офелией, и еще другими персонажами, не похожими друг на друга. Евгений Миронов на сцене ташкентского театра показал настоящее мастерство перевоплощения, от его игры невозможно было оторвать глаз, переполненный зал сидел, затаив дыхание, ловя каждое слово. У актера одномоментно менялся тембр голоса, взгляд, осанка и походка – в зависимости от исполняемых ролей.

В спектакле «Шекспир. Шостакович. Гамлет» он вышел на сцену вместе с Национальным симфоническим оркестром Узбекистана под управлением дирижера Алибека Кабдурахманова.

Музыканты начали с едва уловимого исполнения основных партий, как если бы говорили полушепотом, не решаясь нарушить магию театрального пространства. По мере нарастания сюжета исполнение оркестра становилось все более ярко выраженным, эмоциональным и даже громоподобным. Казалось, музыкальный шторм сейчас снесет с мест всех зрителей, ну или разнесет на осколки огромную люстру под самым потолком ГАБТа. Не зря заранее предупредили, это спектакль-концерт. Музыка здесь еще один герой на сцене, она вторит действию, живет и меняется, раскрывается с каждым новым витком сюжета, при этом не перебивая актера.

В дополнение – большой экран с текстом произведения, который появляется в музыкальных фрагментах, как переход от одного действия к другому. Здесь же появляется крупный план актера, съемка идет в режиме реального времени и каждую эмоцию видно даже с дальних рядов. Параллельно предусмотрели и субтитры на узбекском языке.

Организатором Международного фестиваля театра и балета выступил Фонд развития культуры и искусства Узбекистана. Отбирая программу для этого культурного мероприятия, вероятно, не предполагали, что прозвучавшее в этот вечер будет насколько актуально в наше время – так остро, про здесь и сейчас, так, будто режут по живому.

Музыка Дмитрия Шостаковича звучала в унисон игре Евгения Миронова, который, казалось, говорил в этот вечер одновременно с каждым в зале. Если закрыть глаза, то создалось бы ощущение, что здесь только он один, настолько не было посторонних звуков, невероятная тишина. И в ней актер с легкостью переходит от одной роли к другой, меняет маски, как перчатки, и во всех этих героях он максимально растворяется.

В этом спектакле минимум декораций и сценических костюмов. Из предложенных инструментов для игры – стул, на актере – антрацитово-черные брюки и рубашка. Даже с таким неброским набором Евгению Миронову удается всецело погрузить зрителей в действие классического произведения.

Он заполнил собой все пространство, создавая целый мир на сцене Большого театра. Ему сопереживали, с ним вместе ненавидели и любили, искали смысл, сходили с ума, теряли значимое – все это за действие длиною чуть больше часа. Время в случае этого спектакля-концерта – самое неумолимое, над чем не властен ни актер, ни зрители, оно летело с невероятной скоростью и когда прозвучал финальное «Дальше – тишина», в это попросту не хотелось верить. Свет гаснет и эти несколько секунд реальной тишины разрывают оглушительные аплодисменты. Уходить никто не спешил, весь зал встал одновременно, не договариваясь – партер, амфитеатр, балконы встречали народного артиста с поистине народной любовью. Казалось, никто не верил, что вот сейчас все завершилось. Как будто была надежда на продолжение.

Приезд художественного руководителя Театра наций, актера, исполнившего множество ярких ролей как на сцене, так и в кино – настоящий подарок для Узбекистана. До этой работы Евгений Миронов был уже Гамлетом ‒ в спектаклях Петера Штайна и Робера Лепажа. Вместе со спектаклем-концертом получается три разных образа. О том, почему этот герой так ему близок, актер рассказал в интервью журналистам в Ташкенте до начала спектакля-концерта. Далее – слово Евгению Миронову.

Роль Гамлета не отпускает меня на протяжении нескольких лет

Гамлет – это герой, который вечно задает вопрос: "Быть или не быть" и не может выбрать, существовать или лучше уйти из этого мира, противостоять обстоятельствам, року. Когда-то мы все уйдем из этого мира, но какими мы уйдем? Достойными или нет? Это вечные вопросы. Думаю, они интересны в любой точке мира, в том числе и в Ташкенте.

Первого Гамлета я сыграл в 30 лет. С возрастом раскрываются все новые краски. Гамлет, как ртуть, меняется в зависимости от внутреннего ощущения и того, что происходит в мире. Гамлет – человек талантливый, умный, образованный, но он вынужден заниматься не литературой, искусством, а встать на дорогу мести, войны. Почему так происходит? В каждом возрасте меня интересуют разные вопросы. В этом спектакле-концерте есть возможность выступать в образах порядка 12 персонажей. Это интересно, потому что я ощущаю свободу импровизации. Я не играю, а намечаю эти персонажи, чтобы зрителю было проще его понять.

Про отношение к ролям

Все герои, которых когда-либо играл – мои друзья. Когда относишься серьезно к какому-либо произведению, начинаешь изучать предшественников или самого автора, а героя «разбирать на атомы», знаешь про него буквально все, поэтому я разделяю все их боли и радости.

Никогда не соглашусь…

Я не играю злодеев в чистом виде. Да, есть несколько таких персонажей в истории, которых никогда не соглашусь сыграть, потому что не смогу их оправдать. А отрицательных персонажей в драматургии интересно играть, потому что у каждого есть мотив и предыстория, почему он стал таким. Мне интересно «размотать» его историю, начало, узнать, что этому способствовало. В каждом человеке есть добро и зло, иногда побеждает что-то одно, вот тогда мне интересно узнать, почему это перевесило.

Об отрицательных персонажах в «Гамлете»

В Гамлете нет таких явных злодеев. Да, Клавдий – отрицательный персонаж, потому что он убил отца главного героя. У него были свои размышления, возможно, он считал своего брата слабым или что империя рушится, кроме того, он влюбился в королеву. Это его не оправдывает, и он сам себя не оправдывает, честен перед собой. В этом смысле он не просто злодей. Откровенно говорит: «Меня не простит Бог, нет». Значит, он мучается, значит, совесть его не спокойна – вот эта черта мне интересна.

О Национальном симфоническом оркестре Узбекистана

Это очень энергичные ребята. Когда у нас был первый прогон, меня буквально снесло со стула. Они все молодые, темпераментные и громкие, очень наполненные. Мне интересно, потому что я корректирую себя в зависимости от тех, с кем исполняю роль.

В этом спектакле-концерте три составляющие – Шекспир, Шостакович и зритель. Для меня зритель – единственный партнер, все персонажи разговаривают со зрительным залом, все монологи, в том числе «Быть или не быть?», это вопрос залу – посоветуйте мне, герою. Зритель – мой партнер. У нас звучит не только музыка Шостаковича к фильму Григория Козинцева «Гамлет» (написана Шостаковичем в 1967 году – прим. ред.), но и к спектаклю «Гамлет», которая была написана в 1932 году, постановка шла в театре Вахтангова. Мне странно, что редко исполнялась эта музыка отдельно на концертах, а целиком очень редко. Я спрашивал об этом Юрия Абрамовича Башмета, он тоже не помнит, когда в последний раз такое было. Очень рад, что нам удалось все объединить.

О Ходже Насреддине в Театре наций

(Предыстория: в 2020 году в Театре наций прошла премьера необычной постановки об этом герое. Персонажи заговорили голосами Евгения Миронова, Константина Хабенского, Виктора Вержбицкого, Игоря Золотовицкого, Чулпан Хаматовой, Елизаветы Боярской Позже на кинофестивале в Ташкенте стало известно, что с Тимуром Бекмабетовым договорились снять анимационный фильм о Ходже Насреддине, а часть бюджета для мультфильма пойдет на обучение отечественных аниматоров).

О Бухаре мне много и красочно рассказывал Тимур (Бекмамбетов). Идея создать кукольный спектакль о Ходже Насреддине родилась у Тимура Бекмамбетова во время съемок «Время первых». Мы хотели сделать спектакль с драматическими артистами, но настала пандемия и мы репетировали по Zoom. Тогда пришла идея сделать кукольный спектакль. Я очень удивился, как в драматическом театре делать кукольный спектакль. Театр наций у нас такой особенный, что мы можем позволить себе все – современный танец, оперу и даже кукольный спектакль. Мы решили с артистами только озвучить персонажей. Изначально не собирался играть Ишака. Он родился буквально на озвучании, ведь через него рассказывается вся история героя, через его непосредственность.

Впервые в Узбекистане

Я первый раз в Ташкенте. С большим интересом отнесся к предложению приехать на Международный фестиваль театра и балета. Благодаря Фонду развития культуры и искусства присутствую здесь. Ознакомился с обширной программой, но моя программа была не менее интересной. Я посетил Самарканд, и, конечно, Ташкент. Посмотрел много исторических достопримечательностей. Я под большим впечатлением от всего – от истории, от культуры, архитектуры, кухни, людей. Честно говоря, я себе по-другому представлял Узбекистан.

 Юлианна Мороз

Другие спектакли Международного фестиваля театра и балета: