Авария на Чернобыльской АЭС глазами ташкентца

июн 11 / 2019

alt

«Мы не даем о себе знать, а о нас стараются забыть»

В понедельник, 3 июня телеканал HBO показал финальную 5 серию мини-сериала «Чернобыль», который рассказывает об аварии на Чернобыльской АЭС и ликвидации ее последствий 1986 года. Сериал за очень короткий промежуток времени побил все рейтинги, обогнав даже «Игру престолов».

Специально для своих читателей UZ24 побеседовал с очевидцем и непосредственным участником ликвидации аварии Чернобыльской АЭС. Он рассказал нам о работе ликвидаторов и о жизни после Чернобыля.

Кирин Александр Иванович, инвалид 2 группы, с 1 августа по 10 ноября 1986 года участвовал в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Работал на бронированной водовозке, проводил дезактивацию 4 блока и промывал бетононасосы.

Каким образом узбекистанцы оказались в Чернобыле?

В Чернобыль нас призывали через военкомат, и как в командировку с Гидроспецстроя и других организаций. Лично я попал через военкомат, в составе второй группы, которую отправили в июле; первая группа уехала еще в июне. Я должен был ехать на переподготовку. Приехал в Дубно и через неделю нас оттуда отправили в Чернобыль.

Сколько времени вы проработали ликвидатором?

В общей сложности, я пробыл там около 100 дней, 75 из которых, непосредственно работал на станции. Приехал 25 июля в Дубно, а первого августа я уже был в Чернобыле, в селе Иванково. Недели полторы мы осваивались, нам выдали обмундирование, датчики учета радиации, а уже где то 7 числа всех водителей перевели в Чернобыль в/ч 62269 Мне с моим напарником Закировым Сергеем, призванного с Учтепинского района, дали бронированную водовозку, сказали проверить, подтянуть и на работу. В общем, мы свое отработали. Я не жалею, ведь кто-то должен был это сделать в любом случае. Обидно другое: мы после этого оказались не нужны никому. Чаще всего пишут о ликвидаторах с Украины, Белоруссии, России, а о Узбекистане и других близлежащих государствах не вспоминают. У нас в Узбекистане ни одному чернобыльцу не выдают наград, как это делается  в других странах.

В чем заключалась ваша работа?

У всех по-разному. Я как водитель должен был вокруг 4 блока проводить дезактивацию. В нашем составе было четверо человек: двое из Узбекистана, включая меня, и ребята из Алма-Аты. Работа у нас была посменная, смена длилась по 4 часа.

Мы добавляли в воду специальный раствор, который потом создавал пленку, и его напыляли на опасные участки. Делалось это для того, чтобы ветер не смог переносить радиационные частицы. Со станции мы практически не выезжали, нам нельзя была выгонять машины. У каждого были свои задачи.

Где-то в октябре или сентябре наших новичков отправляли на крышу, нас не звали, потому что мы уже на тот момент знали, что это такое и ни за что не согласились бы. Задача состояла в том, чтобы подняться на крышу и оттуда скидывать графит, второй раз на крышу уже не отправляли. Уровень облучения там был настолько высок, что многие погибли тогда в муках. Может быть, и были добровольцы, я не знаю, я к ним не относился. Да и их старались держать от нас подальше, чтобы мы их с толку не сбивали. Правда, один наш согласился, говорит: «А почему нет, поднимусь один раз на пять минут, получу 1000 рублей и уеду домой».

Как проводилось измерение радиации, поступившей в организм?

Нам выдавали «карандаши» – накопители. У меня было 2 накопителя, но честно говоря, это был чистой воды обман. У меня к 17 октябрю на одном накопителе было уже 25, а на втором 17. Тот, на котором было 25, у меня отобрали и аннулировали. Однажды для эксперимента я оставил один накопитель в машине около реактора, думал, приду, а его наверное заклинит от такой огромной дозы радиации. Пришел, сдал, на рентгене вышло 0.5 -0.7, а такого быть не могло. С нами работали химики, у которых смена длилась на час меньше нашей, то есть 3 часа. Они рассказывали, что у них за одну смену рентген показывал 1, а у нас за смену выходило по 0.5 или 0.2.

23 октября у меня рентген показал уже 23 или 22 и меня забрали из зоны, потому что к тому моменту моя работа на станции закончилась.

Как проявились последствия получения дозы радиации на состоянии вашего здоровья?

Когда только приехал, было состояние рассеянности, ухудшалась память, я забывал в пути, куда я еду. Часто болел желудок, давление скакало ужасно, в 1988 году я получил инфаркт. Тогда все это секретно было и мне отказывались ставить какой-либо диагноз, поэтому меня отправили в Киев. Там мы пролежали около полумесяца с одним моим товарищем. Нам сказали, что заболевание не связано с профессиональной деятельностью, а является общим. По приезду стало еще хуже. Я повторно поехал в Киев. Там мне сказала заведующая, что это является секретом и им не разрешается оглашать то, что болезни ликвидаторов связаны с деятельностью на АЭС. Но всё таки позже, с нашей настойчивостью мы добились того, что нам установили связь заболевания с Чернобылем.А также посодействовали откритию своего экспертного совета при Минздраве.

Сколько ликвидаторов осталось в Ташкент, и как создавалась Ассоциация чернобыльцев?

На сегодняшний день по всему Ташкенту осталось около 350-400 человек. А изначально со всего Узбекистана отправляли где-то в районе 7000 человек, 1000 из которых были ташкентцы.

В 1989 году я попал в больницу в Украине,  где меня положили в радиологическое отделение, Там я встретился с ребятами и мы решили открыть свое чернобыльское движение. По приезду в Ташкент мы открыли Ташкентское благотворительное общество социальной помощи Чернобыля. Изначально мы поставили перед собой задачу приглашать ликвидаторов из Украины, России, Беларуси, чтобы они у нас лечились и отдыхали, а мы у них. Но у нас с этим не получилось, так как СССР распался к тому моменту. Но несмотря на это, ташкентским ликвидаторам мы все таки смогли помочь. Позже нам удалось открыть свою Республиканскую Ассоциацию.

Как вы оцениваете тот факт, что сейчас в Узбекистане планируется строительство АЭС?

Я считаю, что это выгодно для экономики государства. Вы же понимаете, это их вина, они сами решили проводить этот эксперимент. И современные АЭС намного безопаснее.

Поделитесь вашим впечатлением от нового сериала HBO «Чернобыль»

Я соглашаюсь с сериалом, практически все — правда. В Чернобыле я общался с пожарниками, которые мне рассказали о том, как они хоронили своих ребят в Киеве, как заливали бетоном и добавляли свинец, чтобы не радиация не распространялась. Также они рассказывали как в Москве врачи больницы №6 умирая, мучились, все, как и показали в сериале. Власти до последнего умалчивали об аварии. Со слов очевидцев, 1 мая даже парад провели в Припяти.

Подводя итоги интервью, добавлю, что очень важно помнить и ценить тех людей которые, набравшись смелости, ликвидировали последствия аварии на Чернобыльской АЭС. 26 апреля- Международный день памяти о чернобыльской катастрофе, который отмечают многие страны, но о котором забыли в Узбекистане. Хотелось бы, чтобы Узбекистан на ряду других стран также чтил память о наших героях, посредством организации встреч с ветеранами инвалидами Чернобыля, улучшая льготы, к примеру условия пенсионного обеспечения или получения жилья. 

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *