Акмал Бурханов: «Внедрение института частных исполнителей в Узбекистане – преждевременно и требует тщательного изучения»

фев 21 / 2020

alt

В проекте Государственной программы по реализации Стратегии действий по пяти приоритетным направлениям развития Республики Узбекистан в 2017–2021 годах в «Год развития науки, просвещения и цифровой экономики» предлагается учреждение института частных исполнителей и создание частного бюро исполнения. При этом предполагается, что будущие частные исполнители будут заниматься исполнением судебных решений и иных исполнительных документов, по которым должниками являются юридические лица.

Включение данного предложения в Госпрограмму 2020 года, как минимум, требует более тщательного изучения на предмет целесообразности внедрения на данном этапе развития, если не сказать о негативных последствиях для государства и общества.

Необходимо отметить, что впервые предлагается передача на так называемый «аутсорсинг» властных полномочий частным структурам. Причем, не просто каких-то государственных услуг, а именно властных полномочий, сопряженных с применением мер принуждения (изъятие, арест, принудительная реализация имущества, наложение запретов и т.п.). Очевидно, реализация частными структурами этих полномочий не может осуществляться также без доступа к персональным данным и данным, составляющим банковскую тайну.

В этой связи, такое предложение вызывает сомнение с точки зрения соответствия конституционным принципам организации государственной власти в Узбекистане. Согласно статье 7 Конституции государственная власть в Республике Узбекистан осуществляется в интересах народа и исключительно органами, уполномоченными на то Конституцией и законодательством, принятым на ее основе.

Очевидно, Конституция не предполагает возможность наделения функциями государственной власти частных структур, которые, помимо всего, будут выполнять эту работу за определенное вознаграждение.

Возможно авторы предложения надеялись на то, что интересы народа и частного исполнителя (получение вознаграждения за свою работу) совпадут, что будет являться важным стимулом для оперативного исполнения судебных решений. Немаловажно и тот факт, что государство сэкономит определенные бюджетные средства, так как будет освобожден от содержания значительного штата государственных исполнителей.

Однако помимо юридической чистоты такого нововведения, необходимо учесть также возможное принятие, а скорее всего, неприятие этих правил игры гражданами и обществом в целом. Нельзя отрицать то, что Узбекистан, как и многие другие государства, имеет достаточно древние традиции осуществления государственной власти и управления, которые, безусловно, оказали влияние на формирование менталитета народов, проживающих на территории нынешней нашей страны. При этом монополия на осуществление власти и применение мер принуждения всегда принадлежала государственной власти (к счастью, такие явления как крепостное право в России или отношения сюзерена и вассала, как это было распространено в средние века в Европе, обошли территорию Центральной Азии).

В связи с этим, не трудно предположить, что внедрение частных судебных исполнителей будет негативно воспринято обществом, в том числе и субъектами предпринимательства. Более того, им придется раскошелиться за правосудие, так как без исполнения решения суда трудно говорить об окончательном его осуществлении.

В результате такого неприятия мы можем столкнуться с массовым уклонением от исполнения судебных решений, а значит и ухудшением эффективности и понижением авторитета судебной власти. Не надо забывать и о большом риске криминализации сферы исполнения судебных решений.

Авторов также должно насторожить примеры из соседних стран, например Российской Федерации. Российская Федерация ввела институт взыскания долгов коллекторскими организациями. Однако, оказалось, что эта система наиболее подвержена криминализации и, несмотря на определенное ужесточение контроля, в российской обществе очень часто всплывают скандальные истории, связанные с незаконными действиями коллекторов.

При этом, необходимо отметить, что в России действует государственная система исполнения судебных решений (правом принудительного исполнения судебных решений наделена исключительно Федеральная служба судебных приставов), а коллекторские организации выполняют функции альтернативного механизма взыскания долгов без права применения мер принуждения.

Такие же негативные отзывы населения вызвала недавно введенная в Казахстане смешанная система исполнения судебных решений, где помимо судебных исполнителей, отдельные категории исполнительных документов исполняются и частными исполнителями. Такую же негативную реакцию граждан и государственной власти мы наблюдали в странах Прибалтики, которые переняли так называемую «французскую модель» исполнения.

Говоря о зарубежной практике, необходимо отметить, что частная система исполнения судебных решений функционирует в ограниченном количестве зарубежных стран. Это прежде всего, Франция (родоначальница частной системы), страны Бенилюкс, отдельные страны Восточной Европы и африканские страны – бывшие французские колонии.

В американском континенте (США, Мексика, страны Латинской Америке), в Азии, в странах СНГ (кроме Казахстана и Украины, где несколько лет назад ввели смешанную систему), Германии, Великобритании, Финляндии, Дании, Норвегии, Испании и других ведущих странах Европы принудительное исполнение судебных решений является государственной функцией. При этом, эти страны разгрузили свои системы исполнения судебных решений за счет внедрения эффективных альтернативных методов разрешения споров и взыскания долгов (медиация, арбитраж и другие), а также за счет ужесточения санкций за неисполнение судебных решений.

Самое главное, эксперты во всем мире едины во мнении о том, что государственная система исполнения на порядок эффективнее частных систем с точки зрения показателей исполнения судебных решений.

В связи с этим, думается, что для внедрения частной системы исполнения судебных решений в Узбекистане требуется определенное время, причем, не одно пятилетие, так как такие изменения в системе государственной власти требует определенного уровня развития государственных институтов, правовой культуры и правового сознания граждан и субъектов экономической деятельности.

Акмал Бурханов.
Председатель Общенационального движения "Юксалиш".

 

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *