Наши люди: Берни — тату-принцесса

мар 12 / 2020

alt

У нее в Instagram почти 12 тысяч подписчиков. А клиентов? Со счету можно сбиться. Знакомьтесь: тату-мастер Бернара Фазылова. Творческий псевдоним — Берни. Молодая и красивая, яркая и талантливая, она создает на человеческом теле необычные рисунки и образы, портреты и знаки. Татуировка, по ее мнению, должна подчеркивать особенную красоту ее носителя, делать его более счастливым и уверенным в себе.

Мы встретились с Бернарой в салоне, где она работает. Пока к ней спешила очередная клиентка на коррекцию, нам удалось поговорить с ней о профессиональных принципах, творческом пути и развитии тату-индустрии в Узбекистане. Наша собеседница — яркий представитель нового поколения тату-мастеров в республике, она не боится экспериментировать, постоянно совершенствует свои знания, перенимает знания у опытных коллег.

Девчонка из «Огонька»

Как рассказывает Берни, родилась и выросла она в сельской местности. В Ташкентской области за Янгиюлем был когда-то колхоз «Огонек», который давно уже переименовали. После переезда родителей в столицу пару лет воспитывалась бабушкой. Затем переехала к родным в Ташкент, чтобы готовиться к поступлению в Республиканский художественный колледж.

    — Рисовать люблю с детства, — говорит Бернара. — И когда мама рассказала мне, что кто-то за пятьдесят долларов сделал татуировку размером со спичечный коробок, решила, что тоже хочу этим заниматься. И прибыльно, и для души. Помню, когда учителя спрашивали, кем хочу стать, уверенно отвечала тату-мастером. Это приводило их в шок, ведь в то время профессия была скорее экзотической, нежели обычной.

    Поступив в колледж на специальность гримера, Бернара стала дополнительно заниматься у известного художника, чтобы подтянуть рисунок, живопись. А на втором курсе услышала про мастера Талгата Исабекова (Мастер Tell), который работал в известном тату-салоне Pigmentarius. Здоровые амбиции и огромное желание расти помогли девушке стать его ученицей. 

    — Почти год под строгим руководством Мастера Tell я осваивала основы профессии. Меня это увлекало все больше, появились клиенты, — оживленно вспоминает Бернара. — В студии Pigmentarius работала классная команда, мы все сдружились. Но в один прекрасный день мне нужно было уйти, чтобы… повзрослеть. Управляющая салона Вероника Евдокимова, которой очень благодарна, опасалась, что клиенты не смогут воспринимать всерьез 17-летнюю девчонку. В общем, проводили меня в свободное плавание, к которому я не была готова. Поначалу засела дома. Стали названивать клиенты, приходить. Так начался новый период в моем профессиональном росте. За минимальную плату стала набивать татуировки. Потом арендовала помещение в салоне, сменила его на другой. А полгода назад меня пригласили в салон «Uncle chill», где сейчас и работаю.

Сапожник без сапог

Готовясь к встрече с Бернарой, я рисовала себе образ дерзкой девчонки, у которой должны быть обязательно тату на руках, шее, щиколотках, в конце концов. Каково же было мое удивление, когда передо мной предстала нежная хрупкая девушка без единого тату-рисунка. Как так? В голове не укладывалось.

 — Многие удивляются, — улыбается Бернара. — Одни говорят, что это антиреклама моего творчества. А кто-то наоборот, считает это фишкой, отличающей от коллег по цеху. Если честно, еще до конца не решила, нужна мне тату или нет. Может не нашла еще идеального эскиза, который бы запал в душу. Да и муж отговаривает, говорит, что и так красивая. Хотя упросил сделать ему тату на животе в виде его даты рождения. Он музыкант. Много у него и других моих тату.

alt

Практически всем друзьям и подругам Берни набила татуировки. Кроме того, она «подсадила» на это маму, сделав ей тату возле щиколотки. На подходе папа, который уже «созрел» разместить на своем плече Медузу Горгону.

— Первой стала экспериментировать над собой старшая сестра. Она сделала свое первое тату, когда я еще училась в школе, — объясняет Бернара. — Папа тогда очень разозлился, ему эта идея совсем не понравилась. Постепенно, когда уже я стала учиться в колледже, а потом работать в этой сфере, он переосмыслил свое отношение. Мама же меня всегда поддерживала. И даже позволила мне набить ей слово «family», которое украшает маленький цветочек. Поверьте, смотрится трогательно. Если же я когда-нибудь и решусь сделать себе татуировку, то обращусь к суперкрутому мастеру. Возможно это будет мой кумир украинец Дмитрий Самохин. Он делает потрясающие тату в цвете, работает в реализме. Хотя и самоучка.

В Instagram Берни подписана на многих мастеров международного уровня. Она постоянно изучает их работы. Для нее важно не останавливаться на достигнутом.

alt

Ласточка на удачу

Свою первую работу Бернара хорошо помнит. Это был товарный знак качества СССР, который она набила парню на щиколотке. Было очень сложно, ведь кожа здесь месте тонкая и подвижная. Волновалась тогда страшно. Это сегодня она спокойно делает татуировки любой сложности, предпочитая разные стили: реализм, минимализм, нео, нью- и олд-скул.

 — Когда клиент приходит ко мне без каких-либо идей, отговариваю его делать тату, — говорит Бернара. — Ведь если человек не знает, чего хочет, как я могу ему помочь? Если же у него есть определенное видение, помогаю подобрать эскиз. Вообще, для татуировки надо созреть, понять зачем она нужна. Очень многие вкладывают в нее определенный смысл. Например, человек набивает ласточку и верит, что она принесет ему удачу. Хотя немало и тех, кто набивает рисунок ради красоты, чтобы выделяться из толпы. Это своего рода боди-арт, боди-позитив.

alt

Самые востребованные места локации — плечи, предплечья, ребра, щиколотки. Одни мечтают демонстрировать свою красоту, другие предпочитают прятать тату. Для женщин, как правило, это зона бикини, для мужчин — грудь.

— Я делаю цветные и черно-белые тату. И если последние подходят всем без исключения, то цветные только людям со светлым типом кожи, — продолжает собеседница. — Хотя в последнее время появилось много желающих на белую татуировку. Плюс в том, что она почти незаметна. О ее существовании знает только ее обладатель. Правда, красиво смотрится только на светлой коже. Не рекомендую делать ее смуглым и любителям позагорать. В этом случае через какое-то время она приобретает желтый оттенок. Также не советую делать рисунок на пальцах и кистях рук, ладонях, ступнях. Там такая структура кожи, что пигмент либо выпадает, либо растекается. Да и плохо заживает на этом месте.

Женщины терпеливее мужчин

У каждого — свой порог чувствительности. По словам Берни, кто-то во время сеанса может спать, а кто-то не так просто переносит боль. Все, конечно, индивидуально и зависит от места локации татуировки. Но, по наблюдениям собеседницы, женщины гораздо терпеливее мужчин.

alt

— За два дня до встречи не рекомендую клиенту пить алкоголь, антибиотики, препараты, расширяющие сосуды, энергетики, даже кофе. Спортом тоже нельзя заниматься. Все это приводит кожу в тонус, и она сложнее забивается, — продолжает Бернара. — Да и заживление тоже протекает плохо. Кроме того, важно, чтобы на сеанс клиент пришел выспавшимся и сытым, ведь процесс может занять несколько часов. Если же терпеть невмоготу, можно применить гель-анестетик, но это опять-таки усложнит работу. Кожа поменяет структуру и станет грубой. Я предпочту перенести сеанс.

В среднем, чтобы сделать объемный и большой рисунок, требуется шесть-семь часов. Самым долгим, вспоминает Бернара, был сеанс, когда она делала первый портрет. Изображение на внутреннем предплечье джазовой певицы Эми Уайнхаус заняло двенадцать часов. С перерывами, конечно. Сфотографированная работа набрала больше тысячи лайков в Instagram. Портрет получился!

Cover-up, цена и 18+

Важно понимать, временных татуировок не бывает. Убрать рисунок очень сложно. Для этого нужно в течение нескольких лет периодически сводить его лазером. Это долго, мучительно и в два раза больнее, чем сделать тату.

После сведения на месте татуировки кожа приобретает другую структуру, становится более жесткой. Если же перерывы между лазерным удалением были короткими, то шрам гарантирован, — поясняет Бернара. — Поэтому лучше сразу выбрать хорошего мастера и сделать тату навсегда. Периодически корректируя ее. Можно, конечно, не сводить, а перекрыть татуировку. Это называется cover-up. Ко мне часто обращаются люди, чтобы я перебила чужую работу. Не скажу, что это легко.

alt

И не нужно бояться, что с годами тату потеряет привлекательный вид. Человеку свойственно худеть, поправляться, стареть. Для этого есть коррекция, подчеркивает собеседница. В странах с менее жарким климатом достаточно ее делать раз в пять лет. В Узбекистане же много солнца, на котором тату выгорает, поэтому рекомендуют «освежать» ее каждые пару лет. Либо пользоваться кремом против загара.

— Обидно, что многие не видят разницы между работами и мастерами, — сетует Бернара. — Им кажется, что все делают одинаково и поэтому удивляются, когда, например, называю стоимость. В ответ слышу, что другой человек за эту же работу назвал им более низкую цену. Приходится клиенту объяснять, что используются качественные краски, нахожу в сети работы оппонента и показываю для сравнения свои. Цена зависит от сложности и размера эскиза, расположения будущей татуировки.

Сейчас Бернаре 22 года и в списке ее клиентов - люди разных возрастов. Новое поколение набивает себе изображения Рика и Морти, Спанч Боба, а более старшее предпочитает рисунки на военную и японскую тематику. Несовершеннолетних не принимает. Исключение, если подросток пришел с родителем и с документами, подтверждающими личность обоих.

О чем нельзя забывать?

В последнее время появилось много мастеров тату, как женщин, так и мужчин. Спрос рождает предложение. А новые технологии сделали этот вид услуг более комфортным.

— Сейчас научиться набивать татуировки намного проще, — говорит Бернара. — Когда я обучалась, у меня была тяжелая индукционная машинка, от которой уставала рука. Она работала жестко и грубо. Были толстущие иглы. Сегодня же в ходу машинки нового поколения, в работе они намного мягче, ими удобно пользоваться. Стали более тонкими и иглы. За набитой тату раньше приходилось тщательно ухаживать: делать компрессы, регулярно промывать, мазать «Бепантеном» и обматывать одноразовыми пеленками. При этом нельзя было купаться в бассейнах, водоемах. Сегодня же все намного проще, благодаря пленке, придуманной для заживления ожогов и шрамов. Обработанная специальным клеем, она плотно прилипает к коже, позволяя ей дышать. Поскольку не пропускает воду, с ней можно даже недолго купаться. Короче говоря, наклеил пленку на тату и забыл про нее на пять дней.

Есть одно главное правило, которое должен соблюдать каждый тату мастер. Важно следить за стерильностью.  Использовать в работе только одноразовые иглы, качественные тату-машинки и специальные жидкости для стерилизации. От этого зависит репутация мастера и здоровье клиента.

alt

— В Европе, России, например, уже давно бум на татуировки, — продолжает Берни. — У нас тату-индустрия тоже на подъеме. В прошлом году я посещала бассейн и заметила, что очень многие имеют тату. Этим уже никого не удивишь. Конечно, парней, желающих выглядеть круто, брутально, намного больше, чем девушек. Многим, думаю, не позволяет воспитание. Но если считать, что татуировка — это грех, то в один ряд с ней можно поставить также проколотые уши, «сделанные» губы и татуаж бровей. И этот список можно продолжить.

Бернара пока еще не участвовала в крупных фестивалях и тату-конвенциях. У нее за плечами только опыт участия в ташкентском шоу. Как вспоминает девушка, тогда она не стала прыгать выше головы. Это был просто полезный опыт. Теперь же появились планы. Да еще какие. Бернара намерена попасть на Международную тату-конвенцию в Москве, которая пройдет в мае. Наконец она встретит там мастеров, на которых равняется, чьими работами восхищается и вдохновляется. Дерзай, Берни!

Ирина Мирная

Фото Динары Чирковой

 

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *