$
 10830.17
-16.91
 11391.17
-19.96
 203.96
0.07
weather
+38
Вечером   +23°

"Мягкий скепсис должен становиться базовым качеством человека"

Османова Фото Юрия Корсунцева

Медиасфера стала неотъемлемой частью жизни современного человека. В любом пространстве постепенно выстраиваются правила поведения, информационное поле не стало исключением. Медиаграмотность – это умение жить в медиапространстве так, чтобы тебе было комфортно, это этикет и ценности, которые обеспечивают безопасное участие в процессе получения и передачи информации.

Справка: Дарья Османова – менеджер проектов Центра развития современной журналистики, медиаэксперт, медиатренер.

Каждая встреча с Дарьей Николаевной – открытие чего-то нового и важного. Будучи медиаэкспертом, она с легкостью наполняет, казалось бы, обычный разговор интересными подробностями из мира современной журналистики. В ходе очередной беседы я услышала о «языке вражды». Да, термин уже несет в себе определенный понятный смысл, но, что он также включает в себя, узнала подробнее.

– Пришло ли то время, когда детей необходимо учить медиаграмотности так же, как учить читать?

– Пришло. Взрослые не настолько взаимодействуют с интернет-средой, а дети – постоянно там. Мой сын, когда он был шестимесячным малышом, догадался, что батарейки в игрушке расположены неправильно. Я в полугодовалом возрасте точно не была настолько технически продвинута. Современный ребенок еще может не уметь читать, но он уже вполне свободно чувствует себя в YouTube и спокойно находит то, что ему надо. Дети быстро ориентируются, как включить и выключить гаджет. Заметьте, что и социализация у них во многих случаях происходит посредством пользования девайсами.

Кстати, период самоизоляции в этом году очень хорошо продемонстрировал у наших детей совсем иные методы общения и взаимодействия с миром. Они не чувствовали себя сильно изолированными, продолжая быть в своем кругу общения, онлайн-социуме. Дети общались в Telegram, обсуждали ролики в TikTok и устраивали совместные онлайн-просмотры фильмов – это их пространство, их мир.

Родители часто паникуют из-за того, что дети проводят много времени в сети, но ведь они делают там то же, что и мы [взрослые] делали в свое время во дворе. Соглашусь, что снижается физическая нагрузка, но психоэмоционально это похоже. Мы никуда не денемся от условий нового времени – это данность, с которой нужно учиться правильно жить.

Три кита медиаграмотности – это три варианта взаимодействия с информацией: потребление, передача и производство

– Как вы оцените уровень медиаграмотности в нашей стране?

– Насколько я знаю, о медиаграмотности у нас заговорили в 2015 году. Если не раньше. У журналистов с этой темой довольно неплохо, потому что в рамках базового курса журналистики их учат основам. Вы же понимаете, что журналисты – небольшая часть нашего общества. Большинство же, к сожалению, не осознает, что существует ответственность за каждый like и repost.

Фейки у нас разлетаются с молниеносной скоростью - вирусно, потому что пользователи не задумываются, что недостоверная информация может быть опасной.

К примеру, недавний фейк о полезных свойствах имбиря при лечении коронавируса. Кто-то это написал – все репостнули с мыслью: «Всего лишь имбирь, что тут такого». Однако найдется человек, который примет эту информацию за истину и от чрезмерного потребления имбиря, якобы в лечебных целях, ему может стать плохо. Нужно всегда помнить, что люди в разной степени доверяют информации. Ответственный же пользователь критически осмыслит текст и в случае появления сомнений, напишет об этом в комментариях – в идеале отметит под постом эксперта.

Грамотное сетевое поведение – когда ты думаешь не только о себе.

– А что вы думаете о TikTok?

– TikTok, как средство коммуникации, очень интересный ресурс, который не стоит недооценивать. Он основан на флешмобах и челленджах. Отмечу, что через примеры и повторение человек учится гораздо быстрее. А если учитывать, что, по большей части, контент развлекательный, воспринимается он некритически. TikTok стал самым скачиваемым приложением как в Apple App Store, так и в Google Play Store в июле этого года (более 65 млн раз).

– Что же такое «язык вражды» и когда он появился?

– С момента появления двух противостоящих друг другу обществ и существует «язык вражды». Войны были всегда, но сегодня они перешли в информационное поле и он стал явным.

Когда есть разделение на «мы» и «они», когда одно сообщество считает себя лучше – проявляется «язык вражды».

Это негативные и дискриминирующие высказывания в сторону какой-либо расы, этноса, пола, религиозной или социальной группы. Существует мягкий уровень «языка вражды» – неосознанный. Чаще всего это шутки, за которыми не следует никакого притеснения, но они закрепляют опасные стереотипы. Средний уровень уже содержит в себе завуалированные призывы к насилию. К примеру, выражение: «Понаехали тут» – средний «язык вражды». Прямые призывы к насилию и геноциду – это проявление жесткого «языка вражды».

«Язык вражды» может быть красивым, привлекательным, смешным, легким и ненавязчивым

– Значит, «язык вражды» – не всегда прямая агрессия?

– Зачастую это проявляется в шутках или «милых» жалостливых комментариях. «Языком вражды» часто наполнены картинки и мемы. Когда мужчину изображают в виде кошелька – это гендерный стереотип и проявление «языка вражды» в гендерном срезе. Приведу еще пример, разговоры о том, что люди с инвалидностью «бедненькие» ­– тоже он. Эта жалость к обобщенной группе людей неприемлема. Такими высказываниями мы принижаем сообщество. А ведь есть люди с особенностями, которые добиваются высоких целей в жизни, работают и приносят огромную пользу обществу. Это совершенно не «бедненький» слой общества, который нужно жалеть.

– Какое самое страшное последствие проявления «языка вражды»?

– Насилие. Вы можете кого-то не любить, вы можете относиться к какой-то социальной группе без симпатии, но призывать к насилию никто не имеет права.

Команда Центра развития современной журналистики в течение полугода проводила мониторинг СМИ и социальных сетей на предмет «языка вражды» в гендерном измерении.

– Что показал мониторинг нашей интернет-среды?

– Отмечу, что мониторинг мы проводили для ЮНЕСКО. Результаты меня обрадовали: мы – очень культурная страна. По сравнению с показателями стран Центральной Азии и Восточной Европы у нас достаточно низкий процент присутствия «языка вражды» именно в гендерной тематике.

Анализировали мы тексты публикаций, картинки, комментарии. В материалах журналистов «язык вражды» проявляется в очень мягкой форме. Встречается чаще в заголовках. К примеру: «Женщину убил собственный муж». В нескольких изданиях подобные заголовки были замечены неоднократно. Постоянное мелькание связок «женщина-жертва», «мужчина-насильник» формирует стереотип, который стимулирует проявление «языка вражды». Такой вид заголовков – избитая форма, характерная для желтой прессы.

Также «язык вражды» в наших СМИ встречается в интервью с успешными женщинами. Поначалу все в порядке, хорошее повествование по теме, но потом один за другим летят вопросы про детей и домашний очаг. Стереотипное мышление. Женщины не обязаны быть «хранительницами очага» и успешно совмещать карьеру с воспитанием детей.

– Какая основная цель мониторинга?

– Он помогает отследить тенденции и выявить, есть ли проблема в информационном поле на самом деле. Я предполагаю, что на основе результатов готовится стратегия действий. Цифры нужны, чтобы понимать, в какую проектную сторону следует двигаться. Мониторинг длился полгода – это не разовая акция. Около восьми тысяч публикаций были прочитаны и критически осмыслены. 

– Где граница между свободой слова и «языком вражды»?

– Есть простое правило: если после высказывания последовало насилие – это жесткий «язык вражды», который пресекается с помощью закона, если слова призывают к насилию, если насилие оправдывается – да, это «язык вражды», но пресекается он на уровне этики, если же призыва к насилию нет – это свобода слова.

Не забывайте, что во время живого разговора мы ориентируемся и опираемся на реакции собеседника – мимика, жесты. В сети же сложно отследить подобное, ведь отсутствует невербальная коммуникация, поэтому зачастую мы и не ощущаем, что кого-то обижаем. Перед тем, как отправить публикацию на всеобщее обозрение задумайтесь, не обобщаете ли вы. Мягкий скепсис должен становиться базовым качеством человека, а образование и просвещение – одни из самых эффективных способов борьбы с фейками и «языком вражды»

Беседовала Валерия Вааде