Продовольствие в безопасности?

янв 23 / 2018

alt

Одной из наиболее обсуждаемых тем прошлой недели стал указ Президента, которым отменялись индивидуальные льготы и преференции импортерам продовольствия. Чем вызван такой интерес именно к этому указу и будут ли продукты питания «дорожать как по маслу», отвечает эксперт Азизхан Ханходжаев

Расходы на питание составляют существенную часть потребительских расходов. Конечно, по мере повышения уровня жизни семьи больше тратят на непродовольственные товары, в частности, на бытовую технику и на услуги (образование, здравоохранение, туризм и отдых). Тем не менее доля расходов на питание остается доминирующей. По последним данным Госкомстата доля расходов семей на питание в Узбекистане составляет 44,3%.

Кроме того, надо иметь ввиду, что с ростом доходов, как правило, изменяется и структура питания. Потребители хотят получать более широкий выбор продуктов, более здоровую и безопасную пищу.

Так что такой всеобщий и живой интерес к этой теме вполне объясним. Судя по дискуссиям в социальных сетях, людей в первую очередь беспокоит вопрос о том, не скажутся ли принятые решения на ценах на импортное продовольствие. Причем еще до того, как собственно, указ бы подписан. Проект указа, размещенный на площадке ЕПИГУ еще в декабре 2017, тоже получил много комментариев и предложений.

С полной уверенностью можно ответить, что принятые меры не приведут к повышению цен, но однозначно будут стимулировать как снижение цен на импортное продовольствие, так и более широкий ассортимент завозимых продуктов.

Поясните почему?

Во-первых, эти меры по демонополизации импорта продовольствия нужно рассматривать как логический шаг многих предыдущих инициатив, в первую очередь по девальвации национальной валюты. Именно в условиях существовавшего до середины 2017 года валютного режима и были созданы эти монопольные структуры.

Во-вторых, конечно же конкуренция среди импортеров будет способствовать тому, чтобы они снижали свою маржу, в целом сокращали издержки по импорту.

В-третьих, и это, пожалуй, самое главное, импортеры должны будут биться не за лимиты или преференции от государства, а за предпочтения потребителей в части объемов, ассортимента и качества товаров.

То есть стоит ждать снижения цен на продовольственные товары?

При прочих равных — да. Но мы же все понимаем, что есть и другие факторы, которые влияют на цены на продовольственные товары, как на те, которые производятся у нас в Узбекистане, так и на те, что мы импортируем.

Так, внутренние цены на импортные товары будут зависеть от валютного курса. В случае девальвации, цены в сумах на импортные товары, в том числе и продовольственные, естественно будут расти.

Но не это на самом деле наиболее весомый и опасный фактор. Более важно то, что именно цены на продовольствие как на внутреннем, так и на мировых рынках один из самых непредсказуемых индикаторов просто в силу естественной зависимости от природы. Засуха или наоборот наводнение, дожди или заморозки, вредители или болезни — все это буквально в одночасье может поменять прогнозы цен на почти все продовольственные товары.

Кстати, в этой связи важно обратить внимание, что, ликвидируя монопольное положение отдельных импортеров, государство не уходит из сферы контроля на внутреннем потребительском рынке, оставляя возможность применения мер по стабилизации цен, в первую очередь за счет средств Фонда содействия стабилизации цен на внутреннем потребительском рынке.

Помимо мер по обеспечению полной прозрачности работы Фонда, которые уже обозначены в указе, важно будет выработать оптимальный механизм закупок за счет средств Фонда, который бы исключал любые возможности для спекуляций.

Надо учитывать, что развитие конкуренции в импорте, и в целом в системе оптовой и розничной торговли продовольственными товарами позволит также более оперативно реагировать на колебания цен на внутреннем рынке, выстраивать более эффективные цепочки, сети, которые формируют так называемую продовольственную систему.

Я в этой связи обратил бы внимание на то, что сам указ назван «О мерах по дальнейшему обеспечению продовольственной безопасности». То есть меры по демонополизации импорта — то что всеми по большей части обсуждалось — это только часть «повестки дня».

То есть государство полностью не «уходит» из сферы контроля за импортом продовольственного рынка, и указ охватывает более широкий спектр вопросов?

Именно! Большинство СМИ в основном обратили внимание именно на часть указа, касающуюся отмены индивидуальных льгот и преференций. На самом деле он затрагивает фундаментальные основы так называемой продовольственной безопасности.

Продовольственная безопасность традиционно ассоциировалась в первую очередь с зерновой независимостью и резервами ключевых продовольственных товаров.

Но для потребителей важно не наличие резервов само по себе, а насколько продовольствие доступно и насколько питание в конечном итоге является полезным, качественным и безопасным.

Таким образом, современное понятие «продовольственная безопасность» в том виде, в котором его понимают на уровне таких международных структур как ФАО, включает три измерения — наличие продовольствия, доступность продовольствия и качество питания.

Так вот, указ смещает приоритет в политике обеспечения продовольственной безопасности с вопросов наличия, на вопросы доступности и качества и ставит в этой связи задачу подготовки нового закона «О продовольственной безопасности».

Это решение отражает серьезные структурные и институциональные изменения, которые произошли и в сельском хозяйстве, и в системе заготовок и торговли.

Узбекистан за последние годы смог существенно нарастить производственный потенциал в сфере продовольствия, не только повысив обеспеченность продуктами питания на внутреннем рынке, но и увеличив их долю в экспорте с 3,5% в 1991 году до 12% в 2016 году. Если в первые десятилетия наращивалось производство зерна, то в последние годы расширились объемы и номенклатура продовольственных товаров, поставляемых как на внутренний рынок, так и на экспорт, начиная от мясной и молочной продукции, заканчивая цитрусовыми, орехами, медом и т.д. Причем речь идет и о свежей сельхозпродукции, и о продовольственном сырье, и о переработанных продовольственных товарах.

С другой стороны, развиваются цепочки, которые связывают сельхозпроизводителей и конечных потребителей — оптовики, хранилища и холодильные камеры, логистические компании и пр. Посмотрите какими темпами развивается ритейл, те же общеизвестные Makro, Korzinka.uz и другие розничные сети. А посмотрите на общественное питание — рестораны, кафе, и более традиционные ошхона и чайхона. Мне лично очень импонирует концепция семейного ресторана, которая повсеместно распространяется сейчас в столице. Ведь это возможность мужчинам не бегать по базару, а женщинам провести вечер не у плиты, а семье собраться вместе за столом. Ну и информационные технологии, которые позволяют заказывать продукты онлайн с доставкой домой или в офис.

Все эти институты и инструменты играют важную роль в модернизации системы закупок, заготовок, переработки, реализации и потребления сельхозтоваров и продуктов питания. Все это, конечно же, и новые рабочие места, в первую очередь — на селе. Но это еще и более важная функция, связанная с изменением культуры потребления, питания, изменения поведенческих стереотипов, в конечном итоге — модернизации не только бизнеса и экономики, но и социума.

Указ закладывает основы для перехода от модели, при которой в большей степени использовались административные инструменты для контроля за ценами и формированием резервов, к модели, где основным инструментом должна стать здоровая конкуренция, основные игроки — бизнес, а основные цели — доступность и качество.

Я бы сразу хотел оговориться, что это не такая простая задача, и что, отменив существовавшие преференций, мы сразу автоматически избавимся от возможных монополий, рисков сговора и искушений отдельных предпринимателей от спекуляций и даже мошенничества. Здесь много на самом деле вопросов, а однозначных ответов на некоторые из них не существует. В качестве примера таких сложных вопросов – использование пальмового масла или ГМО в производстве продовольственных товаров. Задача заключается не в том, чтобы разрешить, запретить, или обязать.

Задача государства гораздо сложнее. Оно должно выработать такую систему, при которой, с одной стороны, предоставляется большее пространство для частного сектора, для бизнеса, но, с другой стороны, создать правовую базу, инструменты и институты (причем как государственные, так и негосударственные, в том числе ННО и СМИ), которые совместно обеспечивают формирование и развитие такой системы.

Есть известная фраза, приписываемая древнегреческим мудрецам — «мы то, что мы едим». Это на самом деле можно сказать и о стране. Именно здоровое, полноценное и безопасное питание — гарантия здоровья нации. В конечном итоге именно это и есть то, на что нацелен указ.

  • Гость
    07 февраля 2018, 18:38

    доля расходов семей на питание в Узбекистане составляет 44,3%. ?????? это где такое ??? ААА этолюди живущие в кольце наверно "в центре" и то не все !! у меня лично 90 % а остальные слёзы за коммуналку и то не всю а только за свет и телефон и кабельное , всё остальное предки помогают с*** да и откуда вы такие взялись прям носом бы натыкал в этот нищенский лям . хоть один бы взял и пожил на него месяц .

  • Гость
    25 января 2018, 06:21

    Мне так понравились слова, что растет благосостояние народа-))) , а следовательно и его потребности в питании! А я вот с каждым годом живу на свою зп все хуже и хуже. 2 год пошел,как не могу себе ничего купить из одежды. А про технику, вообще, молчу...

  • Гость
    23 января 2018, 22:44

    Демократиный взгляд на консервативные вопросы, жду новых экспертных оценок.

  • Гость
    23 января 2018, 18:23

    всесторонне рассмотрено. Эксперту респект.

  • Гость
    23 января 2018, 18:18

    Отличное экспертное мнение. В разрезе и понятно. почему бы указы не сопровождать такими комментариями.

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *