«Риски банковского сектора при либерализации валютного рынка незначительны»: Интервью с Юлием Юсуповым
11 мая 2017, 18:36 5860 просмотров

alt

Международное агентство Fitch Ratings провело исследование, по результатам которого большинство банков Узбекистана, рейтингуемых агентством, устойчивы к падению сума, если это произойдет в среднесрочной перспективе. Независимый экономист Юлий Юсупов рассказал UZ24 о том, как девальвация национальной валюты скажется на работе банков, ее последствиях для валютных заемщиков, и почему Центробанку стоит ускорить ее процесс.

— Fitch Ratings признало большинство коммерческих банков Узбекистана устойчивыми к снижению сума. Соответственно, они не пострадают сильно при либерализации валютного рынка. Согласны ли вы с результатами этого исследования?

— Конечно, согласен. Я постоянно говорю и пишу, что наша экономика давно уже работает преимущественно по рыночным обменным курсам и страхи относительно последствий либерализации валютного рынка большей частью не обоснованы.

— А чем все-таки рискуют банки при либерализации валютного рынка?

— Давайте сначала разберемся, что в наших условиях означает либерализация валютного рынка. Если коротко, то речь идет о том, чтобы в нашей стране вместо множества разных обменных курсов (официального, «черного», «биржевого») появился один, как и в подавляющем большинстве других стран. Для этого нужно обеспечить так называемую конвертацию национальной валюты по текущим операциям. Это означает, что Центральный банк и коммерческие банки будут свободно продавать всем желающим иностранную валюту по действующему обменному курсу для импорта и для вывоза прибыли иностранных инвесторов. Также предполагается, что и продавцы валюты, а это, прежде всего, экспортеры и население, смогут свободно продавать валюту по рыночному курсу, т.е. их не заставляют ее продавать по какому-то невыгодному для них курсу. При этом могут быть определенные ограничения для покупки валюты физическими лицами — не больше определенной суммы в год на одного человека. Это делается, чтобы через физические лица не вывозился капитал из страны. Но такие ограничения не должны быть слишком жесткими, иначе возникнет «черный» рынок валюты.

— Много еще в мире стран, в которых нет свободной конвертации по текущим операциям?

— Их совсем мало — Северная Корея, Венесуэла, соседний Туркменистан и еще несколько бедных африканских стран. Все давно поняли, что ограничение конвертации — очень неэффективный инструмент, мешающей национальным экономикам участвовать в международном разделении труда и получать огромные выгоды от этого участия. Кроме того, отсутствие конвертации порождает очень много гибельных для развития экономики явлений: теневую экономику, контрабанду, коррупцию, обогащение небольшой группы населения за счет остальной его части.

Возвращаясь к вопросу относительно либерализации валютного рынка, в наших условиях либерализация означает, что официальный и рыночные курсы должны сближаться друг с другом. Это достигается девальвацией официального обменного курса.

— Но мы видим, что при девальвации официального курса доллар на других рынках тоже начинает расти. Как они могут сблизиться?

— Это проблема методов проведения либерализации. Выбранная тактика не эффективна. Официальный курс девальвируется слишком медленно. А у населения и бизнеса при этом возникают опасения и ожидания, что и доллар на «черном» рынке также начнет расти. Эти ожидания выливаются в рост спроса на доллары и курс действительно начинает расти. Чтобы этого избежать Центральному банку надо существенно ускорить девальвацию официального курса.

И, конечно, надо понимать, что девальвация рыночных обменных курсов очень сильно зависит от денежной эмиссии. Чем больше Центральный банк выпустит новых денег, тем сильнее будут расти внутренние цены и тем сильнее будет падать стоимость сума относительно других валют. Это объективные законы экономики, причем никакого отношения к либерализации валютного рынка не имеющие.

— Таким образом, либерализация валютного рынка в практическом плане — это, прежде всего, девальвация официального обменного курса?

— Получается, что так. Плюс снятие административных ограничений на наличное обращение, иначе у нас будет два курса: для наличных и безналичных сделок.

— А каким образом девальвация официального курса может сказаться на работе коммерческих банков?

— Самые высокие риски у тех, кто имеет много валютных долгов и сам предоставлял валютные кредиты отечественным предприятиям, так как возрастает риск невозврата. Если доллар дорожает, то и долларовый кредит, выраженный в сумах, тоже. Скажем, вы брали в долг $1 000 при курсе 3 000 сумов за доллар, а отдаете при курсе 6 000 сумов за доллар. При старом курсе вам бы пришлось отдавать: 1 000 * 3 000 = 3 000 000 сумов, а теперь: 1 000 * 6 000 = 6 000 000 сумов, т.е. в два раза больше. Естественно, что отдавать становится сложнее.

Весь вопрос в том, имеют ли валютные заемщики — предприятия, которые брали валютный кредит через банки, сами банки — доступ к конвертации по официальному курсу, ведь девальвироваться будет именно официальный курс. Если не имеют, то для них сильно ничего не меняется: они как ориентировались на рыночный курс, так и будут на него ориентироваться. Если они имеют доступ к конвертации по официальному курсу, то стоимость обслуживания долга для них действительно возрастает. Но исследование Fitch Ratings показывает, что значительная часть валютных кредитов выдавалась коммерческими банками предприятиям с валютными доходами. Им валютные кредиты отдавать легче, так как они доллары не покупают, а зарабатывают. Но самый главный вывод исследования — у большинства банков объемы валютных кредитов не значительны. Соответственно и проблема эта для них не очень важна.

Есть еще два других возможных последствия, на которые указывает исследование Fitch Ratings:

Первое. Уменьшение долларовой стоимости сумовых активов коммерческих банков. Например, актив, который стоит 1 млн сумов, при курсе 3 000 сумов за доллар стоит в долларовом выражении $333, а при курсе 6 000 сумов за доллар — уже $167. При этом реальная стоимость актива не изменилась. Поэтому проблема возникает только с точки зрения достаточности уставного капитала того или иного банка в соответствии с требованиями Центрального банка к его минимальным размерам. Дело в том, что эти требования выражены в иностранной валюте и рассчитываются по официальному курсу. Но это искусственная проблема. ЦБ просто должен уменьшить требования к уставному капиталу в связи с девальвацией официального обменного курса.

Второе. Агентство Fitch Ratings выражает опасения, что после либерализации валютного рынка увеличится число валютных депозитов и кредитов, а наши банки не умеют эффективно работать в таких условиях. Насколько это справедливо, я сказать не могу. Этот вопрос надо задавать работникам банковского сектора. Но в целом, как считают эксперты Fitch Ratings, либерализация валютного рынка не несет больших рисков для банковского сектора страны, и я с ними согласен. 

Комментарии
Икром
  16 мая 2017, 09:08
Есть некоторые последствия не указанные в данной статье.
Рост экономики, развитие производства импорто-замещяющих ТНП, обусловлена ростом СКВ из-за дефицита его на рынке. Для того, чтобы организовать либерализацию валютного рынка, требуется огромное количество валютного резерва, которое сможет удовлетворить страхи населения и текущий спрос. Однако, при проведении этой кампании, в первую очередь доступ к валюте получат люди, с большим капиталом, заинтересованные в вывозе своих доходов (преимущественно нелегальных). А население и компании заинтересованные в развитии производства в последнюю очередь, если успеют.
Как писал выше, для успешной либерализации необходим достаточный резерв валюты. И этот резерв должен быть достаточно большим. Если он будет недостаточным, и невосполняемым, все вернется на круги своя.
После пуска свободной продажи валюты, в рынке появится достаточное количество валюты, которое будет способствовать падению курса. Плюс к этому инфляция национальной валюты увеличит способность к покупке инвалюты. Начнется импорт ТНП. Следовательно и утечка в зарубеж.
Валюта, зарабатываемая экспортом, уйдет на покупку ширпотреба. А это крайне неэффективно для нашего государства и экономике.
Либерализация рынка - это хорошо. Но думаю, нужно быть готовым к последствиям. Мы уже достаточно пережили, чтобы допускать еще ошибки.
Мои опасения могут быть и беспочвенными, т.к. мышление нашего народа сильно выросло за годы независимости. Но не нужно их и исключать.
Юлий Юсупов
  12 мая 2017, 20:42
"Означает ли это, что я простой гражданин, буду иметь возможность часть своих сбережений хранить в иностранной валюте, купив их в банке и обменивая по текущему курсу, когда будет на то необходимость? "
Конечно означает. В большинстве стран нет ограничений в покупке физическими лицами. Но некоторые страны все-таки вводят, чтобы предотвратить вывоз капитала. Но при этом можно менять довольно большие суммы.
"Кажется фразой "...для импорта и для вывоза прибыли иностранных инвесторов" вы опять ограничиваете обмен валютами". Это не я, я только описываю практику. Речь идет о том, что вводится ограничение на вывоз капитала. Это касается больших сумм.
Гость
  12 мая 2017, 11:06
"Это означает, что Центральный банк и коммерческие банки будут свободно продавать всем желающим иностранную валюту по действующему обменному курсу для импорта и для вывоза прибыли иностранных инвесторов. Также предполагается, что и продавцы валюты, а это, прежде всего, экспортеры и население, смогут свободно продавать валюту по рыночному курсу, т.е. их не заставляют ее продавать по какому-то невыгодному для них курсу"
Означает ли это, что я простой гражданин, буду иметь возможность часть своих сбережений хранить в иностранной валюте, купив их в банке и обменивая по текущему курсу, когда будет на то необходимость?
Кажется фразой "...для импорта и для вывоза прибыли иностранных инвесторов" вы опять ограничиваете обмен валютами. Необходимость контролировать цель покупки с одной стороны дает банкам и чиновникам возможность не выдавать валюту неугодным ,с другой стороны порождает кучу сложностей , дополнительных рутиных операций и крамолу .