«Мы наблюдаем первый шаг либерализации валютного рынка» — Юлий Юсупов
14 июля 2017, 10:37 8804 просмотров

alt

UZ24 поговорил с независимым экономистом Юлием Юсуповым об эффективности множественных валютных курсов и недавнем решении правительства, по которому банки получили право проводить операции на внебиржевом валютном рынке по рыночному курсу.

— Последние дни в Сети активно идут дискуссии относительно целесообразности либерализации валютного рынка. Насколько эффективна политика множественных курсов, за которую сегодня выступает часть экспертов?

— Множественные курсы — это когда ЦБ устанавливает официальный обменный курс национальной валюты, но продает эту валюту не всем желающим, а только избранным счастливчикам. Поэтому параллельно возникают альтернативные обменные курсы, по которым желающие покупают валюту у тех, кто хочет ее продать. То есть обменных курсов становится больше, чем один.

Я не знаю ни одного серьезного экономиста, который когда-либо рекомендовал бы Узбекистану внедрить или сохранить систему множественных валютных курсов. Я не видел ни одного аналитического документа, в котором бы проводился анализ целесообразности отмены конвертации в 1996 году и в 2008 году. Таких документов просто нет. Решения принимались волюнтаристским путем, без просчета последствий. Не говоря уже о каком-то обсуждении среди специалистов. Зато огромное число национальных и международных экспертов без устали, еще с 1996 года — когда в стране была ограничена свободная конвертация — твердят об огромном вреде для нашей экономики сложившейся системы.

Людям, которые по непонятным мне причинам так нравятся множественные обменные курсы, я много раз задавал очевидный и элементарный вопрос: какие выгоды получает экономика Узбекистана от этой системы, в чем ее преимущества? Но, не поверите, ни разу не получил ни одного вразумительного, конкретного ответа. В основном рассуждения о «мирном небе над головой», о наших экономических достижениях (с ссылками на победные реляции Госкомстата) или о том, «как бы не было хуже». Как множественные обменные курсы обеспечивают мирное небо, реальные или мнимые достижения, не объясняется.

Система множественных курсов раньше (в 1960-70-е гг.) применялась во многих развивающихся странах. Есть и теоретическое оправдание их использования: завышенный курс национальной валюты удешевляет импорт оборудования и, тем самым, способствует индустриализации. Но это как раз случай устаревшей, опровергнутой жизнью концепции, которую никто уже не применяет на практике в силу ее банкротства.

— Почему она не срабатывает?

— Во-первых, использование множественных обменных курсов предполагает усиление роли бюрократии в экономике, а это мощнейший источник коррупции и неэффективности. Инвестиционные решения теперь в конечном счете принимают не частные предприниматели, рискующие своими кровными деньгами, а государственные чиновники, дающие разрешение на доступ к конвертации.

Во-вторых, множественные обменные курсы разрушают конкуренцию на внутренних рынках: кто-то имеет доступ к конвертации по выгодному курсу, а кто-то — нет. И в конкурентной борьбе побеждает не тот, кто производит лучшие товары и услуги, а тот, кто имеет доступ к льготной конвертации. В результате имеет место противоестественная селекция, вымывающая конкурентоспособных, эффективных предпринимателей с рынка.

В-третьих, завышенный курс национальной валюты дестимулирует экспорт и может быть использован только для политики импортозамещения, которая сама по себе порочна, так как ограничивает участие страны в международном разделении труда.

Четвертая причина — стимулы на рост инвестиций не срабатывают, так как для инвестиций недостаточно только дешевого импортного оборудования. Нужен благоприятный инвестиционный климат, который не совместим с высоким уровнем коррупции, неравными правилами игры, высокими административными барьерами — со всем тем, что порождают множественные валютные курсы.

Пятая причина заключается в том, что если разница между валютными курсами велика и правительство последовательно ограничивает доступ к официальной конвертации только импортом оборудования, то это может подстегнуть рост инвестиций. Но эти инвестиции будут крайне неэффективными, так как инвесторы будут покупать оборудование не ради налаживания долгосрочного производства, а ради конвертации. То есть инвестор будет получать прибыль не от вложений в производство, а от самого факта конвертации. В результате качество закупаемого оборудования и возможности его использования будут волновать «инвестора» в последнюю очередь. Он через подставные фирмы закупит «убитое», никому не нужное оборудование за «копейки» и сам у себя приобретет его по завышенной цене. А под эту сделку получит льготную конвертацию. Отсюда низкая (или нулевая) отдача от таких «инвестиций».

Пример Узбекистана прекрасно иллюстрирует банкротство рассматриваемой концепции. Несмотря на колоссальные ресурсы, которые были перераспределены в пользу инвестиций через множественные обменные курсы, страна остается бедной (ВВП — около $2000 на душу населения и это еще по официальному курсу!). Если сравнить как изменялся показатель ВВП на душу населения, например, с середины 90-х годов или с 2000 года, то легко убедиться, что у нашей страны одна из самых худших позиций среди стран бывшего СССР и бывших социалистических стран Азии. И ключевая «заслуга» этого «достижения» — во множественных обменных курсах, которые превратились у нас в инструмент обогащения горстки людей, разрушения конкуренции и самоизоляции нашей экономики от международных рынков.

И не случайно, что сейчас в мире почти не осталось стран, где отсутствовала бы свободная конвертация по текущим операциям (то есть все желающие могут приобрести валюту для осуществления импорта). Все давно поняли, что ограничивать конвертацию по текущим операциям — значит вредить своей собственной экономике.

— Можно ли назвать последние решения Центрального банка о проведении операций по покупке и продаже иностранной валюты на внебиржевом валютном рынке, о разрешении коммерческим банкам продавать валюту юридическим лицам для осуществления импорта (не товаров народного потребления) по рыночному курсу легализацией двойного курса в стране? Является ли это решение шагом на пути к валютной либерализации?

— Да, можно. Правительство впервые официально признало возможность легально покупать и продавать валюту по свободному обменному курсу. По сути это — легализация так называемого «биржевого» курса (рыночного обменного курса по безналичным расчетам). Более того, если круг товаров, для импорта которых можно будет покупать валюту у банков, будет расширен (сейчас не дается конвертация для импорта товаров народного потребления), то произойдет фактическая унификация «черного» курса (по наличным сумам) и «биржевого» курса. Впрочем, разница между стоимостью наличных и безналичных сумов уже и так сильно сократилась.

Я думаю, это первый шаг к введению свободной конвертации по текущим операциям и унификации обменных курсов. Далее возможны три сценария:

- Официальный обменный курс будет стремительно обесцениваться, а возможности коммерческих банков по продаже валюты — расширяться. В результате официальный и рыночный курсы сблизятся и установится единый обменный курс, по которому ЦБ будет свободно продавать валюту коммерческим банкам. Это самый оптимальный сценарий.

- Наличие множественных обменных курсов будет легализовано и эта система сохранится на небольшой (от полугода до 1-2 лет) отрезок времени. Но будут поставлены четкие сроки унификации обменных курсов, прежде всего за счет ускоренной девальвации официального курса. Это не такой хороший сценарий. Лично я не вижу оснований для затягивания процесса либерализации валютного рынка.

- Наличие множественных обменных курсов закрепляется на долгое время, т.е. рыночный курс легализуется, но при этом сохранится значительный разрыв между рыночным и официальным курсами. Это «плохой» сценарий, так как недостатки системы множественных курсов сохранятся.

Хочется надеяться, что принятые меры — это всего лишь первый шаг на пути введения свободной конвертации по текущим операциям и унификации обменных курсов.

— Отразятся ли эти решения ЦБ на качестве узбекского бизнеса и внешней торговле? Облегчат ли предпринимательскую деятельность?

— Конечно же. Для предпринимателей существенно облегчается доступ к валютным ресурсам, сокращаются бюрократические издержки осуществления внешнеэкономической деятельности. Соответственно сократятся и издержки для предпринимателей, не занимающихся напрямую импортом, но закупающих импортные ресурсы, а также для предпринимателей, напрямую не экспортирующих, но производящих экспорториентированную продукцию.

— Говоря о переходе к свободной конвертации, хватит ли у государства валютных резервов?

Все зависит от того, по какому обменному курсу будет осуществляться свободная конвертация. Если, например, по курсу 4000 сумов за доллар, то, конечно, не хватит. Это все равно, что продавать мясо по 15 тыс за кг: спрос будет большим (все хотят купить дешевый товар), а предложение маленьким (никто не хочет продавать свой товар по низкой цене). В этом случае валютные резервы ЦБ быстро испарятся. Обменный курс национальной валюты должен быть равновесным, то есть обеспечивающим равенство спроса и предложения на валютном рынке (тогда ЦБ вообще не надо тратить свою валюту, разве только для устранения резких спекулятивных колебаний курса), либо заниженным (это достигается тем, что ЦБ не продает валюту, а, напротив, ее скупает, т.е. пополняет валютные резервы).

Грамотная политика управления обменным курсов — это искусство. ЦБ должен учитывать одновременно множество задач и обстоятельств. Если завышать курс национальной валюты (делать доллар дешевым), то валютные резервы будут истощаться, а местные производители терпеть убытки (экспорт становится дорогим, а импорт дешевым), если занижать курс национальной валюты (делать доллар дорогим), то можно разогреть инфляцию (импортные товары и ресурсы будут дорогими) и нанести ущерб банкам и предприятиям, взявшим валютные кредиты. ЦБ должен будет найти «золотую середину» в этом вопросе. Другая его важная задача — не допускать резких колебаний обменного курса, которые вредят внешней торговле.

Будем надеяться, что Центральный банк сможет перестроить свою работу в новых условиях и с честью выполнит свои обязанности.

Подписывайтесь на канал UZ24 в Telegram и узнавайте о главных новостях и событиях дня.

Комментарии
Юлий Юсупов
  22 июля 2017, 12:13
Было бы здорово. Только поделитесь результатами. А то пока все обещают, но никто ничего потом не предъявляет. Вы будете первым!
И мне страшно интересно, что же такое можно посчитать на основе данных Интернета. Я без иронии. Может что-то новое узнаю.
Только не забудьте поделиться!
Гость
  20 июля 2017, 14:41
Ну всё понятно. Обоснований с соответствующими расчётами нет и не будет. Попробую на досуге сам поискать данные в интернете и хотя бы примерно посчитать.
Юлий Юсупов
  20 июля 2017, 07:34
И еще одно важное дополнение.
На самом деле НИКАКИЕ системные реформы не проводятся по строгим расчетам. Даже когда со статистикой все в порядке. Почему? Вместе с системой меняются все закономерности, которые работали в старой системе. Вы эти закономерности выявили с помощь расчетов сотен и тысяч коэффициентов эластичности – на основе накопленных за многие годы данных. Но в переходный период и в новой системе все будет по-другому. Ваши модели уже не сработаю. Поэтому системные реформы проводятся на основе понимания принципов работы старой и новой систем, изучения опыта такого рода переходов. Количественные оценки, конечно, используются (если есть статистика), но все понимают, что они очень грубы и приблизительны и должны сочетаться с качественным анализом.
Юлий Юсупов
  20 июля 2017, 06:39
Уважаемый Гость,
1. Я еще раз призываю перейти к дискуссии на фб. Там в частности есть ссылки на статью, в которых я как раз и пытаюсь (по мере сил и возможностей) проанализировать последствия либерализации валютного рынка. Пожалуйста, прочитайте, там уже есть мои ответы (http://kommersant.uz/kejs/chego-nam-zhdat).
2. Вы приводите примеры роста цен в последнее время. Но при чем тут ЛИБЕРАЛИЗАЦИЯ ВАЛЮТНОГО РЫНКА? Ее же пока не было. А цены растут без всякой либерализации! Ускоренный рост цен на мясо, скорее всего, был вызван разрешением экспорта этого продукта. Валютный рынок тут не причем. Наверное, причины инфляции (и, кстати, роста черного курса) надо искать в чем-то другом?
3. С чего Вы взяли, что обменный курс будет 15 тыс. Ну объясните, с чего? С какого перепугу? Почему сразу не 100 тыс.? Равновесный обменный курс не может быть выше максимального - биржевого (10 тыс.) по определению! Скорее всего он находится в районе 7-9 тыс., когда спекулятивные ожиданию осядут. Через некоторое время равновесный курс опять возрастет, но по причине ускорения денежной эмиссии, а не из-за либерализации. Пока ЦБ не наведен порядок в денежной сфере, курс будет расти независимо от либерализации.
4. Пожалуйста, вопросы по поводу точных расчетов переадресуйте многочисленным НИИ, которые (в отличие от меня) получали и получают огромное финансирование, имеют доступ к статистике. Я всего лишь автор публицистических материалов.
5. Да, детальных расчетов последствий тех или иных реформ нет, потому что нет никакой адекватной статистики. А статистика международных организаций основана на данных национальных статистик (http://kommersant.uz/ekspert/mozhno-li-verit). Но заметьте, нет абсолютно никаких расчетов и относительно того, что будет, если мурыжить с либерализацией еще 1-2 года. Почему Вы считаете, что этот вариант не несет в себе издержки? Очень даже несет. Каждый день сохранения этой убийственной для нашей экономики системы – это колоссальные потери. То есть имеются два варианта решения вопроса: или ускорить либерализацию или ее замедлить. Оба не подкреплены расчетами. Поэтому, выбирая между этими двумя вариантами, приходится руководствоваться другими соображениями, нежели точные расчеты.
Гость
  19 июля 2017, 22:22
Уважаемый Юлий Батырович,
Вы один из самых серьёзных и сильных исследователей по экономическим вопросам в Узбекистане. Я это говорю честно и искренно.
Вы же прекрасно знаете, что проведение любого исследования — это не только наука, но и искусство. Проблема со статистикой была, есть и будут всегда. Не только у нас в стране, но и везде. Где-то больше, где-то меньше. Но искусство проведения любого исследования и заключается в том, чтобы рассчитать то, что требуется, в условиях отсутствия открытых данных. Должны же быть какие-то прокси-индикаторы, данные МВФ, ещё что-то?
Нужно ясно осознавать и отдавать себе отчёт в двух вещах:
1) валютная либерализация нужна и для нашей экономики, наверное, будет выгоднее, если наша валюта сильно ослабнет по отношению к СКВ, как это делает Китай десятилетиями. Наверное будет лучше, если сделают по 15 тыс.сумов и не будут сильно менять в течение нескольких лет.
2) НО, вероятнее всего, валютная либерализация станет большим социальным потрясением и вызовет сильную социальную напряжённость. Судите хотя бы по тому, как растёт теневой курс доллара и как растут цены. Мясо, которое можно было купить на пластиковую карточку в супермаркетах по 33 тыс.сумов, сейчас продаётся по 45. Год назад в это время лук можно было купить по 500 сумов, сейчас стоит 4000 сумов за кг. Что будет с пенсионерами, бюджетниками, что будет с людьми с низкими, даже со средними, доходами?
Поэтому я против проведения валютной либерализации без соответствующего плана нивелирования социальных потрясений. Нужен план действий на 1 или 2 года, в котором валютная либерализация будет в конце списка. Возможно нужно прямое субсидирование товаров (хотя бы продуктов) первой необходимости в течение 1-2 лет.
В любом случае нужно серьёзное исследование по данному вопросу. С расчётами. Независимое. Я думал, Вы такое исследование уже провели.
Возможно у ЦБ, Минэкономики, Минфина уже есть определённые расчёты. И, скорее всего, они никогда не будут доступны для широкой общественности.
Но не потому ли существуют такие негосударственные исследовательские агентства, как ваше, которые могут восполнить эту нишу?
Нужно исследование, которое может дать ответы на эти вопросы.
Юлий Юсупов
  19 июля 2017, 04:45
Уважаемые участники обсуждения,
Я готов с удовольствием ответить на любые вопросы. И приглашаю для дискуссий на мою страницу в фб. На мой взгляд, там дискутировать удобнее.
Во-первых, многие вопросы уже многократно были ранее обсуждены. Поэтому на них легко найти ответы.
Во-вторых, формат обсуждения технически более удобен. Не удобно, в частности, общаться с анонимщиками. К тому же с одним именем (гость).
По поводу комментариев одного из гостей (18 июля, 14.22).
Во-первых, данное интервью не касалось вопросов самого перехода к свободному рынку валюты. Поэтому и не рассматривались вопросы инфляции, перехода и пр. Эти вопросы подробно рассматривались в других моих публикациях (см. ссылке на моей сранице в фб). Честно говоря, я уже устал писать про валютную либерализацию, так много про нее написал. Редакция уговорила, ссылаясь, что есть большой запрос от читателей.
Во-вторых, по поводу цифр. Как можно оперировать тем, чего нет??? Исследований неофициальных валютных рынков никто не проводит. Что происходит на официальном рынке (кому и в каком количестве дают конвертацию по официальному курсу) - самая страшная государственная тайна. Так что по поводу цифр – это, пожалуйста, не ко мне, а в Госкомстат и ЦБ.
В-третьих, по поводу необходимости расчетов. Расчеты, конечно, нужны. Но они возможны, когда появится хоть какая-то адекватная статистика. Но есть еще один интересный момент. Кто-нибудь, когда-нибудь видел расчеты, обосновывающие необходимость ограничения конвертации (например, когда ее закрывали в 1996 году, а потом – в 2008 г.)???? Или расчеты (или хотя бы аргументы), что надо оставить существующую систему, так как она приносит пользу? Я - нет. Кто видел – откликнитесь. Почему же вы с той стороны расчетов не требуете? Хотя у них секретные цифры, как раз есть, и расчеты, в отличие от меня, не вхожего в коридоры власти, они могли бы сделать.
Гость
  18 июля 2017, 17:05
А вы задумывались об обратной стороне ташкентской прописки? Какие будут последствия? или вы не видите дальше своего носа?
Не вижу каких либо отрицательных моментов ташкентской прописки если откроют прописку при наличии жилплощади только положительные моменты!!! 1. Прописку смогут получить только люди которые будут иметь свое жилье! Нет жилья нет прописки.
2.Банки получат наличную валюты! Государство налоги и сборы!
3.Застройщики прибыль от продажи жилья. Строители зарплату!
4. Промышленность получит прибыль от реализации стройматериалов строй материалов! Рабочии получат зарплату!
5. Покупатели получат качественную недвижимость!
6. А где минусы?
Гость
  18 июля 2017, 14:22
Уважаемый Юлий Батырович!
Сможете ответить на два вопроса?
Во-первых, какова будет инфляция, если обменный курс ЦБ довести до биржевого? Можно хотя бы примерно рассчитать это? И в результате, насколько изменится уровень бедности? Тоже хотя бы примерно.
Во-вторых, каковы будут спрос и предложение на валюту? Насколько хватит золотовалютных ресурсов страны для полного удовлетворения данного спроса? Тоже примерные расчёты.
Без этих расчётов всё, что вы говорите теоретически правильно, но абстрактно.
Доводы и предложения нужно подтверждать конкретными цифрами. Я так думаю.
Виктор
  18 июля 2017, 14:10
ребята, давайте по порядку. Никакой шоковой терапии не будет, реально мы давно живем по реальному курсу, так как основная масса потребительских товаров завозится по "черному курсу", лекарства в том числе. Согласен, что пенсии и зарплаты резко упадут в долларовом эквиваленте, но в реалии они и так считаются людьми по черному курсу, так как доступа к официальному курсу у людей нет. Но и поступления в бюджет увеличатся, хотя бы за счет увеличения таможенных платежей, так как сейчас считают по гос.курсу, а будут считать по реальному т.е. в 2 раза выше. Но привлекательность рынка в разы увеличится, бизнесу будет намного легче работать. Вот только как погашать ранее взятые валютные кредиты, тут есть вопрос. Но далее откладывать данный вопрос нельзя.
Гость
  17 июля 2017, 12:40
Как только сделают авиа билеты сумовыми все будет ок. народ перестанет нуждаться в валюте, тем самым упадет спрос.
Реклама